НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ЗАПОЛНЯТЬ ПРОФИЛЬ

● Лето. Время прийти в себя и воссоздать уютную домашнюю обстановку на этом форуме.

● Не стесняйтесь голосовать за форум в топах.
● Пока администратор по уважительной причине отсутствует, заместителем назначается Узумаки Наруто. Любить и жаловать необязательно, но слушаться стоит.

ЭТА ЖЕНЩИНА! Его мать! Она приближалась и не видела ни в чем и нигде препятствий, а Наруто, повисший на веревке, словно пойманный ловушкой охотника зверь, не желал мириться со своей участью. Он несколькими усилиями раскачал веревку, чтобы она забыла о своем креплении, и маленький ученик Академии стремительно рухнул вниз вслед за дурацким носом старикашки. Затем Намиказе постарался развязать узел, красовавшийся на его животе и завязанный на скорую руку слишком плотно. Однако грохнуться вниз сын Четвертого Хокаге так и не удалось: что-то поймало его, освободило от сковывающей веревки и куда-то уволокло. (c) Uzumaki Naruto
ДОЛБИТКА
Организатор игрового процесса, дизайнер.
Главный потребитель отчая и чудо-чая. Несет в мир тлен и безысходность, как завещал дедуля Мадара. Просветы бывают редко и обычно влекут за собой непоправимые последствия.
Меняет личности, как перчатки, но в основном придерживается образа Учихи Мадары, вселяя страх в неверных. Любитель гор и фирменной учиховской картошки.
Умудрился опоздать даже на войну.
КАКАШИ
Организатор игрового процесса, ответственный за приемку анкет.
Незаколебимый сенсей. Воспитывает в генинах ответственность и прилежность, учит держать в руках вилку и нож... в смысле, сюрикен и кунай. Не умер после нескольких лет обучения Узумаки Наруто, за что ему следовало бы возвести памятник на уровне горы с лицами Хокаге... впрочем, недолго ждать осталось.
По наблюдениям игроков свободное время предпочитает проводить за стаканчиком Боярского или штудируя личные сообщения.
ТАЧСАН
Организатор игрового процесса, специалист по связям с общественностью.
Во всем этом хаосе единственный луч надежды на адекватность. Пока вся админка пьет, Итачи-сан пашет как проклятый, не закрывая глаза ни на секунду. Внимательно следит за всеми и каждым при помощи Мангеке Шарингана, так что в скором времени собираем средства на пересадку глаз. Кто займется благотворительностью и отдаст свои шаринганы в помощь гению клана Учиха?
КРУТОЙ НУКЕНИН И ОПАСНЫЙ ПОДРЫВНИК, ММ
Общее оформление проекта и раздача люлей нерадивым игрокам.
Ну всем стало ясно, кто заполнял досье, да. Самый обаятельный и привлекательный служитель искусства с полным отсутствием вредных привычек, мм. Если дразнить/издеваться/насмехаться/тупить слишком долго, превращается в самонаводящуюся ядерную бомбу, или как там правильно.
Всегда при глине и динамите. И Данне.
Terumi Mei: Я как Супервумен, Какаши - доно. Появляюсь только в случае необходимости.
Hatake Kakashi: Нет, вы как киндер-сюрприз. Ждешь принцессу, а получаешь пингвина или бегемота.
Namikaze Minato: Я еще поквитаюсь!
Uzumaki Kushina: я исё паквитяюсь! =Р
Uchiha Sasuke: Я смотрю ты так сильно рада моему возвращению, что даже диван расстелила.
Uchiha Sasuke: Не огорчайтесь. Просто с высоты полете ястреба, вы кажетесь слишком уж маленькими. Хотя, некоторых из вас сложно не заметить. Например блондинистого выскочку, который постоянно действует мне на нервы.
Hatake Kakashi: На самом деле, мне грустно, что санитар снова перепутал твою дозу галоперидола *качает головой, заглядывая в палату к стародавнему своему ученику*
Senju Hashirama: А зря, я слышал, что в Сунагакуре есть увлекательные истории, ахахах
Akasuna no Sasori: Они там были, но неожиданно с Третьим Казекаге случилось несчастье и все начали смеяться шёпотом.
Uzumaki Kushina: Может это... без трусов как-нибудь... а?
Hatake Kakashi: Кушина-сан, без трусов натирает и холодно. *назидательно* Да и просто неприлично!

Naruto Shippuuden: Tengoku he no kaidan

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto Shippuuden: Tengoku he no kaidan » Konohagakure no Sato » Узумаки, действуй!


Узумаки, действуй!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://media4.giphy.com/media/uZ9sNXjGUFiTK/200_s.gif
Uzumaki Kushina Namikaze Minato Uzumaki Naruto

Заботливая жена и ответственный Хокаге, но ребенок - хулиган? Сложно поверить, что в семье, в которой царит мир, возможен маленький ураган в виде Намиказе Наруто, который уж очень заразился идеей разрисовать монумент Хокаге, не думая о последствиях. Но он совершенно не представлял, что свидетелями его поступка станут родители...

Отредактировано Uzumaki Naruto (23rd Feb 2016 18:07:30)

+4

2

Лицом Кушина с утра сегодня напоминала сердитую, натужно сопящую помидорину. Недовольство по поводу опаздывающего Наруто, наспех перехватившего уже на ходу что-то со стола (это вместо полноценного и полезного завтрака-то!) и сломя голову ускакавшего в Академию, заставило испытывать ее какие-то ну очень ребяческие чувства: от мстительного «только попадись мне-тебанэ!», до хмурого: «ну что я делаю не так?» Нет, ну правда!

Ладно. Беспокойство, которое закралось в материнское сердце и скомандовало забить срочную тревогу еще до того, как их с Минато сын родился, Кушину не обмануло. Не обмануло, но и ситуацию никак, в общем-то, не спасло. Разве что подготовило к неизбежному.
Намиказе Наруто одиннадцать, и он - самый непоседливый непоседа на свете. Этот неутомимый, полный беспощадного энтузиазма ребенок с не закрывающимся ртом, не готов ни минуты сидеть на месте. Он воюет с учителями, откалывая разные хулиганства и прислушивается разве что только к голосу собственного желудка. А уж то, что он наверняка захочет стать Хокаге и будет наяривать рамен до потери пульса - и говорить нечего. Тут даже сомнений никаких не было, тут есть в кого.
Миссию женщины с огненным темпераментом, являющейся матерью этого оранжевого мини-урагана, можно смело приравнять к рангу высокоуровневой: как бы горячо Кушина не любила своего единственного сына, постараться не прибить его - задачка не из легких. Без шуток! Потому что к карательно-воспитательным мерам борец за это самое воспитание со сковородкой наголо приступает, как правило, немедленно, вспоминая разные умные советы и задумываясь о последствиях только после того, как многострадальная голова любимого чада испытает на себе всю мощь родительской заботы. Правда, пока попытки достучаться до маленького разбойника таким образом выходили не слишком успешными.
Эй, а что, если завидное упорство Кушины вообще не принесет должных результатов?
Да ну, бред какой-то. Терпение и труд все перетрут! Узумаки так просто не сдаются!

Главное - не переусердствовать. Хотя, оценивая размах, который обычно присутствует во всем, что связано с заботой Кушины об ее семье, сложно припомнить то, чего бы она делала не «слишком». Да вот хотя бы, например, заглянув в корзинку, в которую она заботливо собрала великолепный обед для своего очень делового труженика-супруга, может возникнуть впечатление, что это женщина решительно настроена накормить не одного-единственного Хокаге, а целый штат сотрудников резиденции.
Ну ладно-ладно, насчет целого штата – это, конечно, перебор, но чтобы одолеть такую трапезу, кое-кому придется как следует постараться. Такое дело осилит только наикрутейший шиноби!

– Ми-на-то, – радостно щебечет Узумаки с порога его рабочего кабинета. Признаков утреннего негодования на лице уже нет, в руках – та самая плетеная корзинка. – Угадай, кого сегодня ждет фирменное блюдо от Кушины по реце...
– Эй! – оценив положение вещей за его столом и заподозрив, что муж, похоже, даже еще и не думал, о том, чтобы отдыхать, она, уперев руки в бока, принялась по всей строгости отчитывать Хокаге:
– В течении рабочего дня, к твоему сведению, иногда положено делать перерывы, даттебанэ! Пора обедать!

И, не дожидаясь каких-либо возражений, она немедленно откладывает прямо из-под носа Минато всякие важные бумажки, ясно давая понять, что сопротивление бесполезно.

Отредактировано Uzumaki Kushina (25th Feb 2016 23:06:48)

+4

3

Минато вздыхая отложил очередной исписанный лист бумаги. Отчеты. Отчеты о миссиях, расходах, доходах, состоянию деревни, различные запросы - все это, безусловно, должно было попасть на глаза Хокаге как можно раньше... но разве нельзя было писать понятнее? Почему-то  каждый третий отчет был заполнен словно для тренировки отдела шифрования. Что же, хочешь быть Хокаге - будь готов справиться со всем, да? Тем более с такой алой и активной поддержкой. Усмехнувшись собственным мыслям, Намиказе с внезапно пробудившимся энтузиазмом потянулся к следующему листу из огромной стопки бумаг коими был завален его стол.

Обыденный день в резиденции. Третий ушел прогуляться по округе, решив не мешать приемнику, полностью погрузившемуся в работу. И действительно - утонувший в собственных обязанностях блондин даже не заметил, как пришло время обеда, и в кабинете появилась его неповторимая и удивительная жена.

- Кушина, - только услышав голос благоверной (что было немыслимо для Желтой Молнии в условиях войны) Минато вышел из режима порядочного офисного работника. Однако, видимо, это было недостаточно - мужчина даже не успел отреагировать на слова суженой, а она уже стояла перед ним и со всей строгостью любящего человека отчитывала Хокаге. Не забыв при этом подкрепить свои слова делом - убрав все документы, которые Намиказе планировал рассмотреть в самое ближайшее время. Ну, похоже, ему действительно нечего было противопоставить такому напору молодой женщины. В сердцах улыбнувшись тому происходящему, Четвертый Хокаге даже не проявил какого-либо стремления к сопротивлению. Что же, день когда он все-таки выиграет у жены в споре все еще даже не думает наступать.
Ну, пожалуй, все и так неплохо.

- Ты права, - голос Желтой Молнии как всегда спокоен и мягок. Мужчина отложил лежащие у него в руках документы на край стола и поднялся, - я извиняюсь, Кушина-сенсей, и обещаю уничтожить содержимое этой корзины - взгляд блондина упал на принесенную женой вещь, - до последней крошки.
Слова мужчины были произнесены с добродушным весельем и нежностью, наверное, будь он дома то не удержался и потянулся бы обнять такую серьезно настроенную и забавно выглядящую жену. Пожалуй, он с самого детства не мог устоять перед ее чистым и уверенным взглядом. Пожалуй, ему повезло, что у их сына, унаследовавшего от Минато цвет волос и глаз все же такая же несгибаемая воля как у матери... да и не только. Он стал такой головной болью и террором учителей в академии. Ну, Ирука сильный,  он наверняка справится и даст всем своим ученикам достойное образование. Не время думать о том, что Наруто прямо сейчас совершает какую-то одному ему виданную шалость. 

Время сделать перерыв.

- Ты ведь пообедаешь со мной? - обходя стол произнес Йондайме. Точно, Наруто же сегодня даже не позавтракал, может Кушина хотела отнести о-бенто и ему? Хотя - Намиказе посмотрел на часы висящие на одной из стен, - он уже должен был вернуться с занятий. Значит, она его накормила и сразу же примчалась сюда? Наверняка со всеми заботами забыв покушать, - почему бы нам не устроиться на крыше?
Крышу резиденции Хокаге используют только в случае церемонии назначения на должность или в чрезвычайных ситуациях. Обычно же вход туда запрещен, так что им точно никто не должен помешать.

- Пойдем? – одной рукой мужчина взял у жены корзину с едой, а другой приобнял суженую.
В мгновение ока семейство Четвертого Хокаге исчезло из кабинета, появившись на крыше здания.

Отредактировано Namikaze Minato (26th Feb 2016 21:38:27)

+2

4

Пыль поднималась от тяжелых ударов по земле, и Наруто уже счел это недавнее развлечение неимоверно скучным и надоедливым. Его ноги были покрыты седой пленкой, а он, сам того словно не замечая, шел все дальше и дальше от Академии шиноби, в которой вот-вот должна была начаться проверка знаний в области надоедливой технике активации взрывной печати. Об этой глупой проверке твердили еще месяц назад, оповестили родителей и даже сделали соответствующие уведомления, ведь, как считали учителя, техники ранга Е – азы для шиноби.
А Наруто было наплевать. Шикамару, вечно спящий на уроках и получающий оценки не лучше самого юного Намиказе, отказался от затеи прогулять зачет под предлогом того, что его мать прихлопнет отпрыска одной левой, если он посмеет проспать проверку. Шикамар справедливо боялся матери, и Наруто в этом его прекрасно понимал. Киба же, будучи еще одним заядлым прогульщиком наряду с сыном Четвертого, ссылался на важность сдачи и Акамару. Все его объяснения блондин так и не понял, но ответил красочно и самодовольно своим «фи». Чоуджи отец рассказал о необходимости этой техники и тому, что это поможет в его дальнейшем развитии. Сам Наруто, глядя на своего своеобразного друга, так не считал, но в ответ лишь скорчил физиономию. Затем, грубо чертыхнувшись, закинул руки за голову и сбежал с зачета. Получить неуд за прогул – не так уж и плохо, если это время можно потратить на развлечения!

Карманных денег у Намиказе осталось не так много, он потратил все еще пару дней назад, когда сбегал со скучного урока Ируки-сенсея. Наруто не мог позволить себе купить вкусную дорогую вещь, даже на рамен в Ичираку ему не хватило, поэтому он просто слонялся по улице с наглой мордой непризнанного гения.
Знойный день был в самом разгаре, солнце ярко светило в лицо, и Наруто, плавясь от чудовищной жары, придумывал развлечения с завидной медлительностью. Ему не было это свойственно, но под палящем солнцем все становится немного иначе.

Наконец, после долгих раздумий, его посетила забавная мысль – забраться на монумент Хокаге и показать всему миру, кто на самом деле есть Намиказе Наруто! Гаденько хихикнув в руку, сын лидера деревни медленно развернулся в положенную сторону и поскакал к важному монументу, преследуя не менее важную идею. Потребовалось не так много времени для того, чтобы оказаться напротив нужно скалы, больше заняла подготовка: поиск веревок, досок и краски нескольких цветов. Наконец, закрепив себя не очень-то крепко, ученик Академии полез совершать задуманное прямиком к физиономии Первого Хокаге. Оказавшись на макушке, он позволил себе спуститься немного вниз, и, когда достигнул нужной точки, выхватил малярную широкую кисть, закинул ее в желтую банку с краской и большими кривыми буквами заявил «НЕТ ТЕХНЕКАМ С ПИЧАТЬЮ!». Затем, словно лицо Первого Хокаге являлось в последнем штрихе, изобразил приличные и не очень символы и, закончив, устремился работать над лицами других лидеров селения. Таким образом, Второй Хокаге на одной щеке носил надпись «ДРЕВНИЙ ДУРАК», а на другой – «АКАДЕМИЯ – ДЛЯ ДУРАКОВ». Третьему Хокаге досталось еще больше. На его лбу во всю длину красовалось немело написанное «СТАРЫЙ ИЗВРАЩЕНЕЦ», из его глаз текла синяя краска, а на его нос пришлось…
…на его нос пришлось слишком многое, и он, того не выдерживая, стремительно рухнул вниз, оповещая всей деревне о печальном триумфе сына Четвертого. Наруто, до этого момента стоявший на том самом злополучном носу Третьего Хокаге, едва не свалился вниз, но его поймала веревка, к которой он был привязан ранее.
Кто-то внизу, доселе орущий, наконец гневно прокричал о том, что это не сойдет с рук даже самому сыну Четвертого, что он немедленно доложит его отцу о хулиганстве ребенка. А Наруто, повисший на веревке, словно паук на паутине, сморщился и воскликнул невероятно громкое:
- Да плевать! – на самом же деле он чертовски хотел куда-нибудь убежать, притвориться, что никогда не видел этого, спрятаться. Но пока его держала веревка, он был прикован к месту своего преступления, которое, ко всему прочему, находилось недалеко от места работы отца. Наруто зашевелился, пытаясь слезть, но тут же замер, поняв, насколько больно ему придется падать.
Но падать с такой высоты не так больно, как получить по белобрысой макушке от мамы. И Намиказе снова забарахтался на месте, но прекратил эти попытки, задумавшись о том, что даже в госпитале, даже при смерти Наруто не избежать побоев. А ведь он ее не расстроил сегодня тем, что всего немного позавтракал?.. Не расстроит тем, что прогулял зачет в Академии?.. Ой что будет.

Отредактировано Uzumaki Naruto (26th Feb 2016 22:20:19)

+2

5

Наверное, Кушина при всей искренности вспыхнувшей на сердце эмоции кажется до необъятного смешной в своей строгости. Но повышенный тон ее был ничем другим кроме как олицетворением обыкновенного переживания и заботы. Да, это проявление у нее очень своеобразное.
Она еще немного сердится, еще чуть-чуть поджимает губы, напрягает плечи, щурится, не скрывая своего подозрения во взгляде и приближает свое лицо так, словно бы Хокаге был на каком-нибудь на допросе.
– До последней крошки, значит? Только не пытайся схитрить, – с уморительной важностью предупреждает «Кушина-сенсей» и уже не может не улыбнуться. Рассердишься вот разве тут по-настоящему?
Четвертый Хокаге знает какой-то очень хитрый секрет по нейтрализации злобности его жены – скажет кто-то (и немедленно этой его злобной женой будет жестоко нокаутирован). Но весь секрет – он ведь там, в свете его необыкновенного сердца: сильного и любящего, доброго и такого теплого. Да, удивительно теплого. Настолько, что рядом с таким человеком чувствуешь себя огражденной от суеты всего мира – только прислушайся к голосу, возьми за руку и прикрой глаза.

– Эй, как насчет отменных онигири для начала? У меня сегодня ответственная задача – увидеть изумленное лицо Хокаге, – смущенно посмеивается женщина, доставая из корзинки одну из коробочек. – Внутри кое-что особенное, приятного аппетита!
Залитая солнцем площадка самой вершины резиденции была, конечно, совершенно безлюдна. И идею посвятить время совместному обеду Кушина поддержала с огромным удовольствием. Когда еще выпадет такая редкая возможность? К тому же, сына куноичи ждала сегодня немного позже обычного: после занятий Наруто сегодня ждал зачет. Между прочим, настоящее испытание для него!
На самом деле, было не так уж и важно, насколько хорошо их будущий шиноби с этой маленькой задачей справится сегодня. Важно – чтобы Наруто не вздумал опускать рук, чтобы трудности не вызывали у него желания сдаться. Кушина даже зареклась держать себя в руках независимо от сегодняшних результатов проверки, ведь она понимала, насколько в этом случае необходима поддержка.
Но если что, Минато ведь будет рядом?

– Деревня здесь вся-вся как на ладони! Ох, только представь, Минато, если бы наш сын однажды стоял бы тут в шляпе Хокаге!– куноичи мечтательно подпирает щеку ладонью, облокотившись на парапет крыши и улыбается. Тепло-тепло.
Да, пусть Наруто своими шумными выходками может на уши поставить деревню и пусть он не самый успешный ученик Академии. Но зато этот солнечный ребенок невероятно жизнерадостный, у него есть друзья и он силен душой и сердцем. А еще у него есть пламенная мечта.
– Здорово было бы, да?
Кушина даже жестом показала, как это должно быть здорово и обернулась к монументу Хокаге, задрав красноволосую голову...

Надкушенный рисовый шарик трагически выпал из рук остолбеневшей куноичи, когда вместо суровых, твердых лиц уважаемых лидеров селения на нее с горы глянули «ДРЕВНИЙ ДУРАК», «СТАРЫЙ ИЗВРАЩЕНЕЦ» и прочие интересные, главное – теперь очень яркие личности. В прямом смысле этого слова.
Крошечная оранжевая точечка энергично скакала на носу у Третьего, и Кушина почему-то сразу догадалась, что за гений стал автором этого шедевра наскальной живописи. Эта оранжевая точечка прямо сейчас должна была быть в Академии, усиленно грызть гранит шинобской науки и получать зачеты. Но получит, похоже, сейчас кое-что похлеще – уж мама постарается!

Вообще-то, жена Четвертого Хокаге считалась красоткой. Но рожа у нее вдруг нарисовалась такой жути, что во сне увидишь – не проснешься. Ну, или заикой останешься на всю жизнь точно. Тяжелая аура превратила ее прическу в маленькое, но оттого не менее зловещее подобие хвостов разъяренного Кьюби. И она, забыв обо всем на свете, и, поглощенная острой необходимостью подвергнуть сына (а заодно и всех, кому не повезет угодить под ее горячую и тяжелую руку) срочной взбучке, немедленно двинулась к месту злодеяния.
А ведь глядя на такую неземную красоту, начинаешь осознавать в полной мере всю справедливость этого ее зловещего прозвища - Кровавая Хабанеро. А заодно и понимать, почему одно его упоминание некоторых доводило до трясучки.

Хирузен-сама, кстати, тоже не слишком оценил свой новый имидж. Наверное поэтому, пока Кушина готовилась обрушить на виновника этого безобразия возмездие, его каменный нос, невольно послуживший гению искусства опорой, с оглушительным грохотом рухнул вниз.
...вместе с сердцем смертельно побелевшей матери, которое оказалось у нее, кажется, где-то в районе пяток. Она ведь сына любила! Хоть секундой ранее и готова была собственноручно раскатать его в лепеху.

Пыль стояла столбом, но когда она постепенно развеялась, можно было обнаружить, что маленький вандал барахтался в воздухе живым и даже ни капельки невредимым.
– Намиказе... НАРУТО!!!
Пока что. Потому что замогильный голос неотвратимо приближающейся Хабанеро ничего, кроме безжалостной расправы не предвещает.

Отредактировано Uzumaki Kushina (6th Mar 2016 23:59:46)

+2

6

Как-то Джирайя-сенсей сказал, что жизнь Минато будто иллюстрация счастья. Пожалуй, именно в такие моменты Четвертый Хокаге понимал насколько великий саннин был прав - у него была любимая красавица жена, здоровый и жизнерадостный ребенок, работа о которой он мечтал с детства и, конечно же, спокойные дни, чтобы всем этим наслаждаться. Если мир, который искал жабий отшельник, выглядит именно так, то мужчина всем сердцем желал учителю найти его, пока его ученик будет охранять родную деревню.

Блондин улыбаясь смотрит на довольный щебет жены - со стороны глава селения может показаться несколько отстраненным, но теплый взгляд искренне любящего человека выдает все с головой. Не важно сколько времени пройдет, кажется, его чувства к Кушине будут только расти. Мужчина открыл рот, поддавшись порыву произнес пришедшие ему на ум мысли, однако, тут же закрыл его. Даже для Минато настолько внезапные признания будут немного странными. Он обязательно расскажет своей жене о том, что чувствует, но позже. Пока что Желтая Молния ставит корзину на пол, берет онигири и слушает жену. С этого места действительно видно всю деревню, и, Намиказе надеется, что когда-нибудь его сын исполнит свою мечту и осмотрит деревню в плаще, на котором будут вышиты символы Хокаге. Впрочем, учитывая в кого Наруто пошел, то, что он непременно добьется всего, чего желает.

«Первые Хокаге, присмотрите за ним»

Подумал мужчина, поворачивая голову  в сторону величественного монумента Хокаге. И потерял дар речи. Супруга Минато весело распиналась о будущем их сына, в то время как сам глава деревни мог ошарашенно глядеть на разрисованных лидеров. Похоже, маленький вандал, - которого Намиказе, разумеется, сразу узнал - не думал останавливаться на достигнутом.  Придя в себя после первоначального удивления (все-таки, это было не самой первой шалостью их сына), мужчина перевел взгляд на суженую. Кушина успела заметить изобразительный талант их сына (наряду с очевидной безграмотностью), уже готовясь показать родному чаду все свои воспитательные таланты во всей красе. То есть надавать подзатыльников и понаставить шишек. Похожую картину мужчина имел счастье (нет, действительно счастье), наблюдать довольно часто, поэтому имел достаточно отчетливый план действий. Для начала надо было успокоить первый приступ гнева ненаглядной.

- Кушина,
- даже без знаменитой телепортации, Четвертый Хокаге в одно мгновение оказался рядом со своей женой. Подняв руки в успокаивающем жесте, мужчина криво улыбаясь попытался переключить внимание любимой на себя, - ничего страшного ведь не случилось?

И именно в этот момент послышался невероятно громкий грохот. Желтая Молния резко повернул голову в сторону горы и машинально обнял жену. Первым, что увидел блондин, было облако пыли. Сердце мужчины замерло, и не только потому что мог пострадать его сын - оторвавшая часть монумента вполне могла обрушиться на прохожих. Однако, все, похоже, обошлось. Через пару мгновений после грохота послышались первые крики и ругань в сторону сына главы деревни, а желтая точка, повисшая на веревке, довольно активно шевелилась, показывая, что и с маленьким проказником все  в порядке. Вздохнув с облегчением, Намиказе позволил себе расслабиться, чем и воспользовалась Кушина возвестив всю деревню о том, что собирается преподать сыну пару уроков поведения и понесшаяся к Наруто, будто забыв, что прямо сейчас находится на крыше отдельного здания. Подхватив Узумаки - на этот раз это скорее подмышку, нежели обняв - мужчина снова использовал свою технику, чтобы переместиться к печати, которую оставил на горе Хокаге. Оказавшись у цели, Минато опустил жену и тут же пропал, направляясь к продолжающему барахтаться на веревке сыну. Поймав Наруто, глава деревни одним движением перерезал трос, спасший ребенка от падения и снова телепортировался к уже знакомой точке.

Блондин появился около жены, держа сына на плече. Возможно, ему стоило для начала самостоятельно поговорить с Наруто, не обрекая на материнское вбивание (в прямом смысле этого слова) верного пути путем грубой силы. Однако, то что сделал их сын уже было не безобидной шалостью. Кто-то ведь действительно мог пострадать. Опустив сына на землю, Минато серьезно и выжидательно посмотрел на сына. Желтая Молния хотел, чтобы Наруто заговорил первым, однако, похоже, его следовало подтолкнуть.
- Наруто, - начал Хокаге, - ты же понимаешь, что натворил?

Отредактировано Namikaze Minato (8th Mar 2016 16:50:23)

+2

7

Только драк не сможет оценить изумительные художественные способности Намиказе Наруто. А все эти козявки внизу, маленькие людские точечки, своими возмущениями только и показывали, какими ничего не понимающими идиотами они являются. Мальчишка был счастлив любоваться своим творением еще бы долго, если бы проклятый нос надоедливого старикашки Третьего так стремительно не отправился на землю. Повиснув на одной неумело закрепленной веревке, непоседливый ученик Академии шиноби успел похолодеть и испытать сильный жар, а все из-за мыслей, то и дело возникающих в его блондинистой голове. Он даже не старался с ними справиться, только отмахивался, как и от пыли, поднятой вверх благодаря несчастному носу старика Хокаге. Наруто даже не кашлял, все выдерживал, как настоящий шиноби, столкнувшийся с трудностями, но…
… но крик его матери, возникший в сознании Намиказе, будто наяву, заставил мальчишку замереть на месте, и только веревка, предательски качающая ученика Академии, казалось, выдавало его тихое в этот момент присутствие. Матери Наруто боялся как огня. Хотя вернее будет сказать, что огня он совершенно не боялся, а от воспитательных возгласов матери у его тряслись коленки. И даже теперь, когда все ужасное уже произошло, он слышал ее так отчетливо и так громко, будто красноволосая родительница стояла где-то рядом. Но блондин даже не успел расслабиться и сообразить, что это всего лишь плод его фантазии, как ужасающая аура гнева, возникшая где-то со стороны, возвестила юному Намиказе о том, что злобный голос матери был не выдуман им, а услышан по самому по-настоящему.

ЭТА ЖЕНЩИНА! Его мать! Она приближалась и не видела ни в чем и нигде препятствий, а Наруто, повисший на веревке, словно пойманный ловушкой охотника зверь, не желал мириться со своей участью. Он несколькими усилиями раскачал веревку, чтобы она забыла о своем креплении, и маленький ученик Академии стремительно рухнул вниз вслед за дурацким носом старикашки. Затем Намиказе постарался развязать узел, красовавшийся на его животе и завязанный на скорую руку слишком плотно. Однако грохнуться вниз сын Четвертого Хокаге так и не удалось: что-то поймало его, освободило от сковывающей веревки и куда-то уволокло. Все эти действия произошло так быстро, что Наруто даже не спел ни о чем подумать, а когда очухался, обнаружил себя перед родителями, не слишком добро смотрящими на свое блондинистое непоседливое сокровище.

Какой животный страх испытал Намиказе – невозможно выразить словами. Он все еще отчетливо не понимал, являлись ли его родители свидетелями поступков прогульщика, но был готов, сам того не осознавая, скрыться, сбежать и никогда не возвращаться домой, раз на его безобидные шалости так реагируют домашние. Наруто даже развернулся в сторону, сделал несколько резких и стремительных шагов в попытке бегства, и пусть он не знал, в какой стороне найдет спасения, его испуганные глаза видели лишь единственный выход. Но со словами отца пришлось остановиться и сыну, который неожиданно понял, что не последовало никакого удара или толчка, кроме серьезно настроенного на разговор родителя. Однако опасность в виде Узумаки Кушины все еще оставалась и, возможно, Наруто остался здесь лишь временно, возможно он чуть позже даст деру. Находясь на безопасном расстоянии трех взрослых шагов от родителей, Намиказе понуро опустил блондинистую голову.

- Это мой протест, даттебайо! – резкая смена настроений от безрадостного до крикливо-возмущенного. Намиказе встал в боевую стойку и с вызовом смотрел в глаза своему отцу. Никто в этом мире не способен понять его истинные чувства, поэтому он даже не рассчитывал на спокойный разговор. – Я не сделал ничего такого. Кому нужны эти дурацкие техники для малышей! Я хочу быть настоящим шиноби, а не умельцем взрывать бумажки!

+2

8

Эй, горячая голова! Похоже, твою гениальную систему воспитания только что постигла та же трагичная участь, что и каменный нос дедули Третьего. Возможно даже, это она сейчас оглушительно прогрохотала на всю Коноху, а не этот кусок скалы с монумента. И ты, конечно, могла бы задуматься над вопросом эффективности собственных методов, явив, наконец, миру чудеса здравомыслия людей из клана Узумаки, но...
«Мало доставалось», – решила непрошибаемая женщина, одним своим видом выражая железное намерение это упущение исправить.

Между тем, стараниями Минато виновник всего этого безобразия был захвачен прямо на месте своего преступления. И, знаете, что-то не слишком он был похож на того, кто сильно раскаивается! А тут еще и с инстинктом самосохранения у младшего Намиказе что-то приключилось: попытаться дать деру в такой ситуации могло прийти в голову только самому отчаянному камикадзе. Это ведь все равно, что попытаться раздразнить и без того разъяренного хищника! И дело уже пахло новыми разрушениями: взрывоопасная смесь как раз закипела в красноволосой родительнице до той подходящей степени, что готова была рвануть и задать жару сыну, которого только-только спас Четвертого Хокаге.
Кстати, спасать деревню от разрушений – это было как раз по его части. Поэтому в целях предотвращения жертв среди мирного населения он – в надежде предупредить разрушения и гибель невинных (и виновных), героически рискуя собой, попробовал урегулировать конфликт без кровопролития.
В ехидно-прищуренных глазах у куноичи все еще сверкают молнии, но про себя она с благодарностью выдыхает. Все же Минато удивительно вовремя всегда умел приходить на помощь. Что же, возможно стоило довериться ему и на этот раз, отложив убиение сына до выяснения всех подробностей? В любом случае, навалять маленькому негоднику она всегда успеет. Если что-то пойдет не так, волшебная сила воспитательных тумаков Узумаки Кушины всегда наготове!

Но, погодите-ка, протест?
Да, Кушина заранее знала, что с таким непоседой будет нелегко управиться, да даже и не рассчитывала на это! Но ведь еще недавно, (да вот, кажется, только вчера!) Наруто был веселым и беззаботным ребенком, а сегодня – протест? Против чего?..

Кулаки у Кушины от таких новостей разжались, и на минуточку она даже опять стала похожа на человека, а не на какого-нибудь кровожадного монстра-убийцу. Лицо у нее смягчилось, а на лбу появилась резкая морщинка – то ли результат глубочайшего умственного напряжения, то ли беспокойства. А может и вообще всего сразу. В конце концов, в свое время кое-кто и сам в знак протеста был знатной занозой не-будем-говорить-в-каком-месте. И хулиганства эти были не ради хулиганства.
Так неужели и у Наруто проблемы? Но он всегда мог бы прийти и рассказать обо всем родителям. Ведь он не один, любящие мама и папа всегда готовы помочь и поддержать свое маленькое солнышко, к чему эти протесты? Хотя, постойте-ка. Мы ведь говорим о Наруто. Когда это неусидчивое чудо поступало так, как все?

Умерив свой пыл и стараясь не принимать близко к сердцу этот крикливо-возмущенный тон, женщина готова была внимательно выслушать, что же беспокоит ребенка. И Наруто даже могло показаться, что опасность в виде агрессивно настроенной матери благополучно миновала. Могло показаться. Потому что стоило только мальчишке открыть рот, чтобы объявить о причинах своего протеста, как лицо красноволосой родительницы тут же перекосило.
– А-а-а?! – тянет Кушина, упирая кулаки в бока и нависая над сыном как грозовая туча. – Настоящим ниндзя, значит? По-твоему, вот чем заняты настоящие ниндзя, да, Наруто?!

+2

9

До какого-то момента, ему действительно казалось, что все еще можно спокойно обсудить. В конце концов. ведь никто не пострадал - нос Третьего можно было легко восстановить силами способных шиноби селения, и, конечно же, извиниться перед жителями за потревоженный покой (м-да уж, иногда Минато казалось, что он всю жизнь за кого-то извиняется: сначала были выходки Джирайи-сенсея, потом шалости Кушины, позднее - поведение Обито и Какаши, теперь же пришла очередь склонить голову за проделки сына) то же было не слишком сложно. Другое дело, что как только Наруто раскрыл рот, все планы Хокаге на урегулирование этой ситуации потерпели крах. Впрочем, что еще ожидать от ребенка таких твердолобых родителей?

Что же, он старался - буквально чувствуя закипающий нрав своей жены, мужчина попытался разобраться со всем самостоятельно, однако, похоже способностей Четвертого Хокаге прозванного Желтой Молнией не хватило на то, чтобы погасить зарождающуюся бурю. Где-то недалеко Минато заметил появившегося Шикаку, который увидев перед собой противостояние матери и сына, успешно слился с ландшафтом и вскоре вообще пропал из виду. Ну, по крайней мере, какое-то время можно было не волноваться - его правая рука наверняка успокоит народ, а так же не подпустит никого прямо в эпицентр вспыхнувшего с Кушиной урагана.

Сколько бы Минато не называли быстрейшим ниндзя, раскрыть рот раньше своей суженой у него не получалось, так и сейчас. Стоило ему только подумать о том, что же ответить сыну - а на это ушло несколько секунд, потому как для блондина было открытием то, что его сын решил протестовать, так что понадобилось время, чтобы адекватно переварить заявление Наруто -  как его любимая уже приняла вызов сына и грозно уперла руки в бока. Почему-то, в таких столкновениях Минато чувствовал себя не то, что беспомощным, просто безоружным. Даже возглавляя доверенную ему группу генинов (а позже чуунинов) мужчина не слишком хорошо справлялся с тем, чтобы пресекать (и прекращать) споры двух мальчишек уверенно стоящих на своем. Если бы не Рин, которой удавалось (да и удается) успокаивать Какаши и Обито, то их каждое задание превращалось бы в многочасовые переругивания при разводящим руками сенсее. Наверное. он действительно был слишком мягким... что очень хорошо дополняла Узумаки Кущина, способная на парочку воспитательных тумаков. Их сын, при всей любви матери, эту участь избежать не смог. Именно поэтому Намиказе прекрасно понимал его первую реакцию на появление матери. Прости уж, Наруто, но ты сам вызвал гнев матери. Тем более, подзатыльники были вполне заслуженными. Как сейчас. Впрочем, ученик Джирайи-сенсея не привык сдаваться без боя (другое дело, что перед Кушиной он все равно не мог долго держать оборону), так что надежда смягчить удар для родной кровинки в нем еще осталось.

- Кушина, - дотронувшись до плеча супруги, мужчина сделал шаг вперед, - давай я попробую, - голос Хокаге по-прежнему оставался спокойным, Минато вообще редко повышал его, однако, взгляд Желтой Молнии стал строгим как только он посмотрел на оболтуса, надругавшегося над монументом Хокаге, одним из символов их деревни, -  Наруто, то, что тебе не нравится учиться, еще не значит, что ты должен хулиганить.

Наверное, услышь Джирайя-сенсей слова своего ученика, он бы состроил гримасу наглядно показывающую каким образом отшельник относится к занудству Намиказе. Тем не менее, глава деревни считал, что лучше всего объяснить и выяснить все в спокойной (даже нравоучительной) беседе.
- Ты же понимаешь - из-за тебя могли пострадать люди

+2

10

Не мог перечитать, мама, прости

На время мальчишке даже показалось, что его проказы оказались безнаказанными. Страшнее всего ему казалась мать. Она, имея при себе не только переменчивый характер, но и волосы, способные развиваться, как адские лепестки из самой преисподней, отвечая на ее вспышки гнева, могла сделать из Наруто самую настоящую лепешку. И это при том, что жена Четвертого Хокаге готовила более чем замечательно. За этот миг Намиказе успел похолодеть, позеленеть, затем ему стало неожиданно жарко, а затем заговорила его мать.
С вопросом матери, который прозвучал слишком строго и более чем коротко, мальчишка-озорник успел углядеть некоторые детали: ее руки так резко сжали ее талию, смяв платье, что Наруто стало сею секундно не по себе.
- Настоящие ниндзя? Да они готовы заниматься всем, чем угодно. Ты же ни разу не сидела за этими печатями, вообще ни за чем не сидела, - резко обвинил Намиказе, указывая пальцем на красноволосую родительницу.  Затем, словно испугавшись переломанных конечностей, быстро, но при этом не подавая вида, сложил руки на груди и с вызовом уставился на оппонента в своем искусственно созданном споре.

Но отец, словно проведя черту единственным жестом, укрепив его словами, коснулся плеча матери, собираясь оставить разговор с проказником-сыном на себя. Это не было похоже на семьянина Хокаге. Хотя нет, было. Намиказе Минато, похожий как две капли воды на своего сына, частенько выступал в качестве подставного миротворца, но после этого, когда гнев хозяйки-матери вырывался наружу, сидел тихо и смирно, когда младший Намиказе испытывал на себе всю боль существования. Именно по этой причине Наруто не мог расслабиться. К тому же разговор с отцом не предвещал ничего хорошего. Обычно это были занудные и заумные слова, сказанные строгим голосом, который разнился с тоном матери.

- Нет, - запротестовал Намиказе снова. Он нахмурил брови и перевел недовольный взгляд на блондина родителя. Вряд ли Наруто поймет кто-то из находящихся здесь, он на это и не рассчитывал, поэтому старался показать свою правоту повышенным голосом и явным упрямством. – Это не хулиганство, это случайность, даттебайо! Я не думал, что кто-то может пострадать. Никто и не должен был пострадать! Да и не пострадал никто! Мне просто не повезло из-за того, что вы это увидели.

Недовольство и какая-то мимолетная обида в голосе. Да, Намиказе дразнили в Академии из-за его успеваемости и шалостей, он получал по шапке от учителей за то, что слишком громко храпел на уроках, а во время контрольных задирал неудачника Саске или являлся жертвой его насмешек. Его оценки в основном складывались из присутствия и ленивого ответа в перекличке. А свой дневник с отметками Наруто прятал под кроватью в собственной комнате, куда редко рисковал кто заглядывать, так как мало кого интересовал сантиметровый слой пыли на пустых свитках и паучок Василий в углу около деревянной ножки.
Возможно, именно по причине такого пребывания в Академии, скучных уроков и перемен, в которых Намиказе любил подраться или отхватить от кого-нибудь по голове, пострадал и нос старого пердуна Третьего, которого Наруто не очень-то любил из-за его скучных лекций во время визитов в Академию.

+2

11

Мужественная попытка главы семейства укротить назревающую бурю могла бы даже увенчаться успехом. Но, кажется, не в этот раз. В этот раз непоколебимый авторитет отца оказался бессильным перед стремлением Наруто показать родителям тут свой характер.
Ох, а ведь говорила она Минато, что ему следовало бы быть с сыном построже!

Кто-то другой, должно быть, давно бы уже отчаялся, опустил руки и потерял всякую надежду на победу в схватке против стойкого непослушания и исключительной настырности нашего юного бунтаря. Кто-то другой. Но только не преданный фанат своего дела, Узумаки Кушина!
Каким-то чудом сумев дослушать дерзкие обвинения в свою сторону, женщина с огненными волосами одним рывком оказалась в опасной близости с сыном и подбоченилась с необыкновенно воинственным видом, который выдавал все ее маниакальные намерения. Настало время дать суровый бой хулиганству и преподать одному распоясавшемуся мальцу парочку уроков хороших манер! Пощады не будет!
И возмездие во имя воспитания и правил хорошего тона в виде коронного удара Кровавой Хабанеро уже было в такой неизбежной и такой ужасающей близости от блондинистой макушки Наруто... Но вместо крепкого тумака беспокойная голова ее сына ощутила на себе только мягкое и совсем безболезненное приземление ее кулака.
– Это уж точно! – неожиданно легко и весело соглашается Кушина в ответ. Разжимает ладонь и мягко треплет своему маленькому непоседе волосы. Волосы у него папины. А вот этот вот взрывной характер, эта манера вставлять в речь странные словечки, эта ненормальная любовь к рамену и это круглое лицо у него от мамы. И привычка стоять на своем с непрошибаемым упрямством до конца – тоже.

Внезапное превращение из свирепой злыдни в миролюбивую куноичи неподготовленного человека шокировало бы, наверное, до инфаркта. А вот мужчин семейства Намиказе-Узумаки уже вряд ли удивишь тем, что хранительницу их очага то внезапно пробивает на изливание тонн любви, то на агрессивные попытки жестоко размазать кого-нибудь по стенке.
А может и удивишь. Но, так или иначе, все эти в равной степени пугающие явления – всего лишь проявление ее тревог и волнений, любви и заботы. Своеобразных проявлений, конечно, но все же. Такой вот она была человек, эта Узумаки. С огненной головой, с огненным сердцем и с характером тоже – огненным.

– Когда мне было столько же, сколько и тебе сейчас, Наруто, в Академию я ходила только для того, чтобы поспать и навалять своим обидчикам, даттебанэ! – продолжает щебетать Узумаки, вдохновенно сжимая свободную руку в кулак. – Я ведь собиралась стать Хокаге, мне и дела никакого не было до каких-то там печатей и всего остального! Ну и, само собой, мои успехи в учебе были просто кошмарными!
Смущенно посмеиваясь, Кушина неловко почесала в затылке. Если уж быть совсем честной, то ей следовало бы сказать, что к обучению у не было не только желания, но и особого таланта.
– Да, не было дела, – серьезнее добавляет Узумаки, – пока в моей жизни не появилось то, ради чего я хотела бы это делать. Догадываешься, что это может быть, Наруто? – засияв широкой улыбкой, спрашивает она. С мгновение выжидательно смотрит и сама же отвечает:
– В моей жизни появилось то, что я хочу защитить всем своим сердцем. Это наша деревня, которая стала для меня родным домом, это мои друзья. И самое главное, это те, кого я люблю больше всего на свете – моя семья: это ты и папа.   
Кушина обходит мальчика со спины и ласково кладет ладони ему на плечи. Поднимает глаза и мягко улыбается мужчине, который осуществил все ее мечты, мужчине, благодаря которому она обрела дом, любовь и их замечательную семью. У нее совершенно ужасно получается выражать всю свою благодарность в словах, но Минато знает и чувствует все сам.

– Послушай, Наруто. Если у тебя не всегда все получается сразу, это ведь не повод сдаваться, верно? Не повод избегать тренировок, не слушать учителей и не ходить на уроки. Не может ведь, в конце концов, будущий Хокаге быть неучем, а? – чуть склоняясь, он весело подмигивает.
– А еще, быть Хокаге – это значит защищать всех жителей деревни, а не надеяться, что кто-то не пострадает из-за того, что ты натворил. Однажды ты найдешь то, что у тебя получается лучше всего, вот увидишь. А пока ты ведь можешь пообещать, что будешь слушать учителей и не прогуливать уроки? Правда? – уточняет Хабанеро, и задорные, звонкие нотки в ее голоске с пугающей неожиданностью вдруг превращаются в загробные, леденящие кровь, интонации.

P.S. Минато, Наруто, я честно пыталась Т__Т

+2


Вы здесь » Naruto Shippuuden: Tengoku he no kaidan » Konohagakure no Sato » Узумаки, действуй!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC